1985

Навык 5. Правило количества элементов в перечислении.

Все мы хотим писать сильнее. Именно для этого рубрика «Навыки». Здесь я делюсь тем, что нашел и применяю.

Мы уже рассмотрели ритм текста (самый популярный пост, кстати), правило порядка слов в предложении, правило территории слова и сильные глаголы.

А сегодня обсудим новый навык — использование количества элементов. Большая часть этих навыков — это синтез имеющейся у меня информации. Но основной источник — книга Роя Питера Кларка «50 приемов письма», и я не претендую на авторство идеи. Но материал настолько хорош, что ему стоит учиться. К тому же в своем посте я существенно расширяю информацию о навыке, и привожу примеры из художественной литературы.

mav

Очередь и последовательность слов очень важна. На фото — очередь в Мавзолей в 50-х годах ХХ века

В нашем меню на сегодня Федор Достоевский, Михаил Зощенко, Лев Толстой, Эрнест Хэмингуэй и Уильям Голдинг. Ах да, еще и Николай Гоголь, уникальный автор, которого считают своим все, кто хочет: родился на Украине и прославился первой книгой именно об Украине, больше всего написал про Россию, но лучшие работы написал в Италии.

На примерах их текстов мы будем рассматривать как создать хороший текст.

Правило количества элементов

Вы хотите донести мысль. Донести её максимально точно. Не всегда то, что вы делаете получается. Именно правило количества элементов поможет вам доносить мысль в том виде, в котором вы хотите.

Для этого существует правило количества элементов.

Количество примеров, которые вы используете в отдельной статье — имеет большое значение. Автор, который хочет написать хорошо, должен тщательно подбирать количество примеров или элементов.

Рассмотрим детальнее.

Число один: утвердительное заявление

правила перечисления +в тексте

Один: утверждение

Писатель умен.

В этом коротком и простом предложении дается одна характеристика. Ум писателя. И читатель сосредотачивается на этом. Цифра один дает эффект сосредоточения, и отсутствия сомнения.

Книга смелая.

Блог интересный

Пост нужный

Иисус плакал

Цветок растет

Настольная лампа включена.

Кофе невкусный.

В ресторане воняет.

Город грязный.

Это утверждение, когда используется один факт. Вы ему однозначно верите.

Том Вулф [Tom Wolfe] однажды сказал Вильяму Ф. Бакли Младшему [William F. Buckley Jr.]: если автор хочет заставить читателя поверить в то, что нечто является абсолютной правдой, автор должен передать это максимально короткой фразой. Поверьте мне.

Оформление перечисления в тексте

Два: сравнение

Число два: Сравнение

Итак, мы уже знаем, что писатель умен.

А теперь добавим к этому еще одну характеристику. Как вы посмотрите на это?

Писатель умен и плодотворен.

Теперь вы уже держите в голове две характеристики. Вы взвешиваете их, начинаете смаковать, размышлять. «Та-ак, умный писатель может писать и мало. А если он плодотворный, значит, пишет много». И эти две характеристики словно стоят друг напротив друга.

Сила двух в том, что они как братья близнецы, дополняют друг друга.

Сцилла и Харибда

Болек и Лёлек.

Бонни и Клайд

Обезьяна умная и красивая

Мужчины с Марса, женщины с Венеры

Мама и папа

Война и мир

Зима и лето

Ильф и Петров

Три: цельность

перечисления в тексте

Три: цельность

Если два дает нам общее понимание, и сравнение характеристик писателя. То три позволяют окинуть взглядом, увидеть цельную картину.

Писатель умен, плодотворен и выкуривает в день по пачке сигарет.

Теперь наш писатель уже выглядит завершенно. Мы видим и его ум, и его ежедневный плодотворный труд. И пачку сигарет в день легко можно обосновать, мы связываем ее с плодотворностью.

Для интереса, давайте возьмем другую третью характеристику.

Писатель умен, плодотворен и всегда посещает конгресс писателей в Австралии.

Раз нам говорится о конгрессах в Австралии мы также легко увязываем с плодотворностью. Возможно, он трудится именно для того, чтобы успеть написать до конгресса. А может быть он просто мечтает получить первую награду, и потому плодотворно пишет, и неизменно посещает эти конгрессы.
Четыре и больше: описание

перечисления +в тексте

Четыре и больше: описание

У писателей своя математика. Число три больше четырех. Так уж вышло, что если мы указываем три привычки писателя, они дают большую цельность, чем четыре.

Посмотрите сами:

Писатель умен, плодотворен, всегда посещает конгресс писателей в Австралии и страдает от диабета.

Теперь уже мы видим человека, который и умен, и трудится много, и посещает главное ежегодное событие для себя, но при этом он человек из плоти и крови, который болеет.

Так уж сложилось, что как только мы добавляем четвертую деталь, мы выбиваемся из круга цельности. То же самое происходит, если добавить пятую, шестую деталь. Это будет просто описание

Писатель умен, плодотворен, всегда посещает конгресс писателей в Австралии, страдает от диабета и любит гладить своего шестипалого кота.

Это уже просто перечисление описательных элементов. Их можно добавлять до бесконечности. Цельность из-за них теряется, но зато вы делаете отличное описание.

Как это используют признанные?

Ну хорошо. Мы разобрали это правило на примере, выдуманном мной.

Давайте посмотрим, как используют его признанные. Примеры, как и всегда, я буду использовать из художественной литературы. Для лучшего понимания контекста, я буду давать весь абзац, чтобы был виден текст. Необходимые места выделены.

Один: утверждение

Хэмингуэй: По ком звонит колокол (Глава 1)

Завтра ночью, в темноте начнется движение на дороге перед Эскуриалом; длинные вереницы грузовиков, и на них в темноте рассаживается пехота; бойцы в тяжелой амуниции взбираются на грузовики; пулеметчики втаскивают пулеметы на грузовики; на длинные автоплатформы вкатывают цистерны с горючим; дивизия выступает в ночной поход, готовясь к наступлению в ущелье. Нечего ему думать об этом. Это не его дело. Это дело Гольца. У него есть своя задача, и о ней он должен думать, и должен продумать все до полной ясности, и быть готовым ко всему, и ни о чем не тревожиться. Тревога не лучше страха. От нее только трудней.

Словно вбитые гвозди — мысли, которые утверждаются здесь. «Это не его дело», «Это дело Гольца», «Тревога не лучше страха».

6jtha4k

Старина Хэм не только писал хорошо

 

Два: сравнение

Лев Толстой Толстой: Анна Каренина (Часть 1, глава 3)

Степан Аркадьич получал и читал либеральную газету, не крайнюю, но того направления, которого держалось большинство. И, несмотря на то, что ни наука, ни искусство, ни политика, собственно, не интересовали его, он твердо держался тех взглядов на все эти предметы, каких держалось большинство и его газета, и изменял их, только когда большинство изменяло их, или, лучше сказать, не изменял их, а они сами в нем незаметно изменялись. Степан Аркадьич не избирал ни направления, ни взглядов, а эти направления и взгляды сами приходили к нему, точно так же, как он не выбирал формы шляпы или сюртука, а брал те, которые носят. 

Посмотрите. Здесь Толстой использует число два, и мы начинаем видеть Степана Аркадьевича с двух сторон, имеющего и направления и взгляды.

перечисления +в тексте

Л.Н.Толстой за работой

Миахил Зощенко: Иностранцы

  Иностранца я всегда сумею отличить от наших советских граждан. У них, у буржуазных иностранцев, в морде что-то заложено другое. У  них морда, как бы сказать, более неподвижно и презрительно держится, чем  у нас. Как,  скажем, взято у них одно выражение лица, так и смотрится этим выражением лица на все остальные предметы.

     Некоторые  иностранцы  для  полной выдержки  монокль  в  глазах  носят. Дескать, это стеклышко не уроним и не сморгнем, чего бы ни случилось.

 

Зощенко — мастер короткого рассказа. Его блатной жаргон, солдатская речь и литературный русский дают крутой замес, который всегда интересно читать. Здесь два элемента в описании иностранцев чудно и интересно взаимодополняют друг друга.

перечисления в тексте

Михаил Зощенко — мастер короткого рассказа

 

Николай Гоголь: Ревизор (Действие 5, явление 8)

Городничий (в сердцах). Обручился! Кукиш с маслом — вот тебе обручился! Лезет мне в глаза с обрученьем!.. (В исступлении.) Вот смотрите, смотрите, весь мир, все христианство, все смотрите, как одурачен городничий! Дурака ему, дурака, старому подлецу! (Грозит самому себе кулаком.) Эх ты, толстоносый! Сосульку, тряпку принял за важного человека! Вон он теперь по всей дороге заливает колокольчиком! Разнесет по всему свету историю. Мало того что пойдешь в посмешище — найдется щелкопер, бумагомарака, в комедию тебя вставит. Вот что’ обидно! Чина, звания не пощадит, и будут все скалить зубы и бить в ладоши. Чему смеетесь? — Над собою смеетесь!.. Эх вы!.. (Стучит со злости ногами об пол.) 

 

Эта сцена из «Ревизора» уже в конце книги.  Городничий в гневе. Посмотрите, какие слова он использует, осуждая Хлестакова, ругая его на чем свет стоит. Опять же, эти слова дополняют друг друга, помогают лучше понять мысль, идею и мнение Городничего о проходимце.

перечисления в тексте

Образец почерка Гоголя

Три: цельность

Толстой: Анна Каренина (Часть 1, глава 2)

Степан Аркадьич был человек правдивый в отношении к себе самому. Он не мог обманывать себя и уверять себя, что он раскаивается в своем поступке. Он не мог теперь раскаиваться в том, что он, тридцатичетырехлетний, красивый, влюбчивый человек, не был влюблен в жену, мать пяти живых и двух умерших детей, бывшую только годом моложе его. Он раскаивался только в том, что не умел лучше скрыть от жены. Но он чувствовал всю тяжесть своего положения и жалел жену, детей и себя. Может быть, он сумел бы лучше скрыть свои грехи от жены, если б ожидал, что это известие так на нее подействует. Ясно он никогда не обдумывал этого вопроса, но смутно ему представлялось, что жена давно догадывается, что он не верен ей, и смотрит на это сквозь пальцы. Ему даже казалось, что она, истощенная, состарившаяся, уже некрасивая женщина и ничем не замечательная, простая, только добрая мать семейства, по чувству справедливости должна быть снисходительна. Оказалось совсем противное.

 

Степану Аркадьевичу жаль. Именно когда Толстой показывает всех, кого ему жаль — жену, детей и самого себя, я воспринимаю это так, что мне и самому их очень жаль. Я вижу целостную картину.

Уильям Голдинг: Повелитель мух

Ральф нырнул и поплыл под водой с открытыми глазами: песчаный край бухты маячил, как горный кряж. Он зажал нос, перевернулся на спину, и по самому лицу заплясали золотые осколки света. Хрюша с решительным видом стал стягивать шорты. Вот он уже стоял голый, белый и толстый. На цыпочках спустился по песку и сел по шею в воде, гордо улыбаясь Ральфу.

– Да ты что? Плавать не будешь?

Хрюша покачал головой:

– Я не умею. Мне нельзя. Когда астма…

– Слыхали про твою какассыму!

Хрюша снес это с достойным смирением.

 

Голдинг всегда чудесно описывает природу.

Но и описание людей у него отличное. Посмотрите, как благодаря тройному перечислению, мы воспринимаем цельно Хрюшу. Он голый, он белый и он толстый. Всё. Этого достаточно, чтобы увидеть мальчика, который не привык купаться, большую часть времени проводит в учебном заведении и много ест.

Четыре и больше: описание

 

Федор Достоевский: Братья Карамазовы

Теперь же скажу об этом «помещике» (как его у нас называли, хотя он всю жизнь  совсем  почти не жил в своем поместьи) лишь то, что это был странный тип,  довольно  часто однако встречающийся, именно тип человека не только дрянного и  развратного, но вместе с тем и бестолкового, — но из таких  однако  бестолковых,  которые умеют отлично обделывать свои имущественные делишки, и только  кажется  одни эти. Федор Павлович, например, начал почти что ни  с  чем,  помещик  он  был самый маленький, бегал обедать по чужим столам, норовил в  приживальщики,  а между тем в момент кончины его у него оказалось до ста тысяч рублей  чистыми деньгами.

Это уже перечисление всего, что автор хочет сказать о данном персонаже. И мы воспринимаем эту информацию не цельно, а просто как описание.

перечисления +в тексте

Ф.М.Достоевский

Федор Павлович, спровадив с рук четырехлетнего Митю, очень скоро  после того женился во второй раз. Второй брак этот продолжался лет восемь. Взял он эту вторую супругу свою, тоже очень молоденькую особу,  Софью  Ивановну,  из другой губернии, в которую заехал по одному мелкоподрядному делу, с каким-то жидком в компании. Федор Павлович хотя и кутил и пил и дебоширил, но никогда не переставал заниматься помещением своего капитала и устраивал делишки свои всегда удачно, хотя конечно почти всегда подловато. Софья Ивановна  была  из «сироток», безродная с детства, дочь какого-то темного дьяконавзросшая  в богатом доме своей благодетельницы, воспитательницы и мучительницы,  знатной генеральши старухи, вдовы генерала Ворохова.

Описание Софьи Ивановны очень подробно, и потому выглядит как перечисление. Хотя тут всего 4 пункта: (1) из сироток, (2) безродная с детства , (3) дочь какого-то темного дьячка, (4) взросшая в богатом доме

 

 

Николай Гоголь: Мертвые души (Глава 7)

Чичиков поклонился с признательностью. Узнавши, что он шел в палату за совершением купчей, Манилов изъявил готовность ему сопутствовать. Приятели взялись под руку и пошли вместе. При всяком небольшом возвышении, или горке, или ступеньке Манилов поддерживал Чичикова и почти приподнимал его рукою, присовокупляя с приятною улыбкою, что он не допустит никак Павла Ивановича зашибить свои ножки. Чичиков совестился, не зная, как благодарить, ибо чувствовал, что несколько был тяжеленек. В подобных взаимных услугах они дошли наконец до площади, где находились присутственные места; большой трехэтажный каменный дом, весь белый, как мел, вероятно для изображения чистоты душ помещавшихся в нем должностей; прочие здания на площади не отвечали огромностию каменному дому. Это были: караульная будка, у которой стоял солдат с ружьем, две-три извозчичьи биржи и наконец длинные заборы с известными заборными надписями и рисунками, нацарапанными углем и мелом; более не находилось ничего на сей уединенной, или, как у нас выражаются, красивой площади. Из окон второго и третьего этажа иногда высовывались неподкупные головы жрецов Фемиды и в ту ж минуту прятались опять: вероятно, в то время входил в комнату начальник.

 

Описание городской площади Гоголем создано так, что мы видим всю картину, которую автор постепенно описывает. Здесь два предложения, однако, я считаю, что они взаимно дополняют друг друга, потому воспринимаются вместе.

Правило перечисления в тексте помогает донести то, что хочет автор

Если вы хотите сказать что-то утвердительно — используйте один элемент, одну мысль.

Если хотите, чтобы вашего персонажа или предмет сравнивали и изучали — используйте два элемента в описании.

Если хотите дать цельную картину — используйте ровно три элемента.

А если вам нужно описать со всеми подробностями — четыре и больше.

Осознанно или неосознанно, но этот навык используют очень многие. И те, кто пишет много и хорошо использует его осознанно. Мы рассмотрели примеры Льва Толстого, Михаила Зощенко, Николая Гоголя и Уильяма Голдинга.

Уверен, используя эти материалы, вы сделаете ваши тексты сильнее.

Аж руки чешутся начать что-то писать. 🙂 Хотя пост не обо мне.

Пишите!

Текст подготовил Владимир Багненко

В статье использованы материалы:

  • книга «50 приемов письма» Рой Питер Кларк
  • «Анна Каренина» Лев Толстой
  • «По ком звонит колокол» Эрнест Хэмингуэй
  • «Ревизор» и «Мертвые души» Николай Гоголь
  • «Иностранцы» Михаила Зощенко
  • «Повелитель мух» Уильяма Голдинга
Другие навыки письма:

 

30. января 2015 by Admin
Categories: Навыки письма | 1 комментарий

  • Endroy74

    Интересно, как это можно использовать все эти 4 типа непосредственно при написании продажных текстов. Как я знаю, бизнесмены не очень любят разглагольствования о продукте, и длинные предложения (как у Ф,М) не совсем подходят для обыденного пользователя, способного сделать заказ (может зазеваться и закрыть страницу).

Минутку...

Получайте материалы, которые сделают ваши тексты сильнее.

Если вы хотите получать свежие и бесплатные материалы о текстах, маркетинге и копирайтинге оставьте свой электронный адрес. P.S. Я ценю вашу конфиденциальность и никому вашу почту не передам.
Loading...
Подписывайся и получай полезные материалы на почту
Никакого спама