1601

«Анна Каренина» (Лев Толстой): создание, сюжет, персонажи, цитаты. Книга, которая помогает писать лучше. (Серия: Лучшая мировая классическая литература. Часть 2)

Говорят, что Набоков, когда проводил лекцию по русской литературе делал интересный приём. Он закрывал шторы в кабинете и создавал полную темноту. Затем говорил «На небосклоне русской литературы появился Гоголь» и вспыхивала лампа. «Это Достоевский» — и на потолке загоралась одна звезда. «Это Чехов» говорил талантливый лектор и дополнял свет одной лампочкой. «А это Толстой» — говорил он, и резко отдергивал все шторы, так что комнату заливал яркий свет.

Но это Набоков.

А если говорить обо мне, то субъективно, лично для меня Толстой, действительно,  является одним из самых ярких писателей.

лев толстой анна каренина

«Великан и пигмеи. Лев Толстой и современные писатели». Карикатура 1903 год

 

Я не читал его целый год. И недавно, по плану у меня была «Анна Каренина». Я открыл её и

Интересно, что больше года Толстого не читал. И когда открыл книгу, ощутил характерный толстовский стиль и приятное чувство дружбы. Словно со старым другом, которого давно не видел, снова имел возможность пообщаться. И общаться много, сколько хочет душа.
Раньше не понимал, почему читают Толстого.
Как ответила мне один мой хороший друг на вопрос «Что больше всего тебе понравилось в Анне Карениной»? — Лев Толстой.
Согласен с ней. Толстой — это масштаб, это широта мысли и, главное, глубина мысли.
«Анна Каренина» — плод его 7-летнего труда. И он действительно стоит того, чтобы прочесть.

В этой серии «Лучшая мировая классическая литература» я рассматриваю книги, которые по праву входят в мировую классику. Не просто все, что считается таковой. А мой личный выбор, который я обосновываю.

Это моё субъективное исследование. Каждую книгу я исследую на предмет пользы для читающего и пишущего. Я бы хотел, чтобы для меня такое исследование сделали. Но я не нашел. Что ж, пишу сам )).

Если книга проходит критерии, тогда я пишу на неё рецензию, рассказываю это подробно. Мы уже рассмотрели подобным образом книгу Гоголя «Мертвые души». От неё я до сих пор в восторге. И такого же мнения опрошенные в нашей группе ВКонтакте. 75% считают книгу такой, которая «очень понравилась. Жизнь не удалась, если не прочитал.

Итак…

Как создавалась «Анна Каренина». История создания

Книга создавалась долгих 7 лет. Во время работы, воодушевление сменялось упадком. В такие периоды «Анна Каренина» не нравилась автору, он называл ее «пошлой» и даже говорил, что она надоела ему, «как горькая редька».

анна каренина

Одно из первых изданий. Москва 1878 год.

 

И если в «книге о прошлом», как Лев Николаевич называл «Войну и мир», он изображал «мысль  народную», то «Анна Каренина» должна была стать романом о современной жизни. И в нём уже Толстой изображает «мысль семейную».

Это ему удалось.

анна каренина цитаты

Прижизненное издание, отражающее принятое в XIX веке произношение имени Л. Н. Толстого (Лёв) и фамилии персонажа «Анны Карениной»

 

Сюжет «Анны Карениной»

«Я горжусь… архитектурой — своды сведены так, что нельзя и заметить, где замок. И об этом я более всего старался» — так однажды сказал Толстой в ответ литературному критику, который высказал сомнение в том, что сюжет органичен.

В книге есть несколько сюжетных линий, и есть две основных с центрами: первый — с Анной Карениной и второй — с центром Константином Левиным . Толстого даже упрекали, что это два романа в одном, настолько глубоко проработаны эти линии.

Константин Левин строит семейное счастье.

Анна Каренина пытается построить своё семейное счастье, покидает мужа. Органическая развязка очень логична. Но то, как Толстой приводит к этому — удивительно заставляет проникнуться идеями автора.

Анна каренина

Персонажи романа «Анна Каренина»

 

Я не буду пересказывать суть сюжета. Если вы читали, вам это не нужно, а если не читали — тем более.

В романе очень много связанных между собой тем, но для меня центральной остается всё же ответственность за свои действия.

Об этом говорит эпиграф романа «Мне отмщение, и Аз воздам». Об этом говорит все течение романа.

Интересен такой факт. В  1906 году, спустя около 30 лет после окончания книги, граф Лев Толстой получил письмо от двух ученик шестого класса из Вологды.  Они спрашивали, «в каком отношении к содержанию романа „Анна Каренина“ стоит эпиграф: „Мне отмщение, и Аз воздам“», и высказали, как они понимают его: «Мы думаем так: что человек, нарушивший нравственные правила, будет наказан». На конверте их письма от 29 октября 1906 г. Толстой надписал: «Вы правы»

 

Чему можно поучиться всем, кто пишет? Изучение + цитаты из «Анны Карениной»

Это моя любимая часть в каждом исследовании. Потому что именно здесь я беру то, что можно взять, можно внедрить в каждый свой текст, в свою книгу.

 

У Толстого есть много чему учиться.

лев толстой анна каренина

В. Н. Мешков. Л. Н. Толстой за работой в библиотеке в Ясной поляне

 

  1. Широкий роман

В те годы был распространен строго фабульный роман. Фабульная завершенность была обязательным условием, например у Диккенса.

«Я никак не могу и не умею положить вымышленным мною лицам известные границы — как-то женитьба или смерть, — написал однажды Толстой — … мне невольно представлялось, что смерть одного лица только возбуждала интерес к другим лицам и брак представлялся большей частью завязкой, а не развязкой интереса»

Об этом же, ранее говорил и Бальзак, в своих «Письмах о литературе»:

«Как бы ни было велико количество аксессуаров и множество образов, современный романист должен, как Вальтер Скотт, Гомер этого жанра, сгруппировать их согласно их значению, подчинить солнцу своей системы — интриге или герою — и вести их, как сверкающее созвездие, в определенном порядке»

«Солнцем» в романе является вовсе не Анна Каренина, а мысль семейная, и изучение её с разных ракурсов: со стороны Левина, Кити, Облонских, Вронского, Каренина.

Потому роман не начинается с Анны Карениной. И не заканчивается с её смертью.

Когда читаешь описание почти каждой сцены возникает глубокое понимание. Взять хотя бы тот же пример из начала книги,

Все смешалось в доме Облонских. Жена узнала, что муж был в связи с бывшею в их доме француженкою-гувернанткой, и объявила мужу, что не может жить с ним в одном доме. Положение это продолжалось уже третий день и мучительно чувствовалось и самими супругами, и всеми членами семьи, и домочадцами. Все члены семьи и домочадцы чувствовали, что нет смысла в их сожительстве и что на каждом постоялом дворе случайно сошедшиеся люди более связаны между собой, чем они, члены семьи и домочадцы Облонских. Жена не выходила из своих комнат, мужа третий день не было дома. Дети бегали по всему дому, как потерянные; англичанка поссорилась с экономкой и написала записку приятельнице, прося приискать ей новое место; повар ушел еще вчера со двора, во время обеда; черная кухарка и кучер просили расчета.

На третий день после ссоры князь Степан Аркадьич Облонский — Стива, как его звали в свете, — в обычный час, то есть в восемь часов утра, проснулся не в спальне жены, а в своем кабинете, на сафьянном диване… Он повернул свое полное, выхоленное тело на пружинах дивана, как бы желая опять заснуть надолго, с другой стороны крепко обнял подушку и прижался к ней щекой; но вдруг вскочил, сел на диван и открыл глаза.

 

Или вот сцена, где второстепенные герои на свадьбе Левиных:

 

(Часть 5, глава 5)

 В церкви была вся Москва, родные и знакомые. И во время обряда обручения, в блестящем освещении церкви, в кругу разряженных женщин, девушек и мужчин в белых галстуках, фраках и мундирах, не переставал прилично-тихий говор, который преимущественно затевали мужчины, между тем как женщины были поглощены наблюдением всех подробностей столь всегда затрогивающего их священнодействия.

   В кружке самом близком к невесте были ее две сестры: Долли и старшая, спокойная красавица Львова, приехавшая из-за границы.

   — Что же это Мари в лиловом, точно черное, на свадьбу? — говорила Корсунская.

   — С ее светом лица одно спасенье… — отвечала Друбецкая. — Я удивляюсь, зачем они вечером сделали свадьбу. Это купечество…

   — Красивее. Я тоже венчалась вечером, — отвечала Корсунская и вздохнула, вспомнив о том, как мила она была в этот день, как смешно был влюблен ее муж и как теперь все другое.

   — Говорят, что кто больше десяти раз бывает шафером, тот не женится; я хотел десятый быть, чтобы застраховать себя, но место было занято, — говорил граф Синявин хорошенькой княжне Чарской, которая имела на него виды.

   Чарская отвечала ему только улыбкой. Она смотрела на Кити, думая о том, как и когда она будет стоять с графом Синявиным в положении Кити и как она тогда напомнит ему его теперешнюю шутку.

анна каренина цитаты

Писатель Лев Николаевич Толстой и его супруга Софья Андреевна пьют чай дома в Ясной Поляне, 1908 год.

 

 

  1. Герои. Не одномерные.

Герои Толстого вовлечены в сложные отношения, «заслоняя фонарь» (в терминологии Толстого «фонарем» он называл совесть человека).

Нет одномерных, плоских героев. Толстой изображал героев во всей сложности их внутренней жизни и взаимоотношений. В «Анне Карениной» нет «злодеев», как нет и «добротворных», как он сам их называл. Таким термином он называл характеры, вымышленные и односторонние, которые не соответствуют реальной жизни. Его герои — непоследовательны, не всегда свободны в своих делах и поступках, потому что задумывают одно, но под влиянием внутренних противоборствующих стремлений и разности мотивов, вынуждены поступать по-другому.

анна каренина

Мария Александровна Гартунг, прототип Анны Карениной (дочь Александра Пушкина)

 

У каждого героя есть прототип.

Например, Левин — это сам Толстой.

Николай Левин, брат — это родной брат Льва Николаевича.

Но сам Толстой говорил так: «Я бы очень сожалел, если бы сходство вымышленных имен с действительными могло бы кому-нибудь дать мысль, что я хотел описывать то или другое действительное лицо… Нужно наблюдать много однородных людей, чтобы создать один определенный тип»

 

Вот так мы видим Анну Каренину впервые:

(часть 1, глава 18)

Вронский пошел за кондуктором в вагон и при входе в отделение остановился, чтобы дать дорогу выходившей даме. С привычным тактом светского человека, по одному взгляду на внешность этой дамы, Вронский определил ее принадлежность к высшему свету. Он извинился и пошел было в вагон, но почувствовал необходимость еще раз взглянуть на нее — не потому, что она была очень красива, не по тому изяществу и скромной грации, которые видны были во всей ее фигуре, но потому, что в выражении миловидного лица, когда она прошла мимо его, было что-то особенно ласковое и нежное. Когда он оглянулся, она тоже повернула голову. Блестящие, казавшиеся темными от густых ресниц, серые глаза дружелюбно, внимательно остановились на его лице, как будто она признавала его, и тотчас же перенеслись на подходившую толпу, как бы ища кого-то. В этом коротком взгляде Вронский успел заметить сдержанную оживленность, которая играла в ее лице и порхала между блестящими глазами и чуть заметной улыбкой, изгибавшею ее румяные губы. Как будто избыток чего-то так переполнял ее существо, что мимо ее воли выражался то в блеске взгляда, то в улыбке. Она потушила умышленно свет в глазах, но он светился против ее воли в чуть заметной улыбке.

 

А вот так мы впервые узнаем Левина:

(Часть 1, глава 5)

Этот самый, — сказал сторож, указывая на сильно сложенного широкоплечего человека с курчавою бородой, который, не снимая бараньей шапки, быстро и легко взбегал наверх по стертым ступенькам каменной лестницы. Один из сходивших вниз с портфелем худощавый чиновник, приостановившись, неодобрительно посмотрел на ноги бегущего и потом вопросительно взглянул на Облонского.

   Степан Аркадьич стоял над лестницей. Добродушно сияющее лицо его из-за шитого воротника мундира просияло еще более, когда он узнал вбегавшего.

   — Так и есть! Левин, наконец! — проговорил он с дружескою, насмешливою улыбкой, оглядывая подходившего к нему Левина. — Как это ты не побрезгал найти меня в этом вертепе? — сказал Степан Аркадьич, не довольствуясь пожатием руки и целуя своего приятеля. — Давно ли?

   — Я сейчас приехал, и очень хотелось тебя видеть, — отвечал Левин, застенчиво и вместе с тем сердито и беспокойно оглядываясь вокруг.

   — Ну, пойдем в кабинет, — сказал Степан Аркадьич, знавший самолюбивую и озлобленную застенчивость своего приятеля; и, схватив его за руку, он повлек его за собой, как будто проводя между опасностями.

 Левин был почти одних лет с Облонским и с ним на «ты» не по одному шампанскому. Левин был его товарищем и другом первой молодости. Они любили друг друга, несмотря на различие характеров и вкусов, как любят друг друга приятели, сошедшиеся в первой молодости. Но, несмотря на это, как часто бывает между людьми, избравшими различные роды деятельности, каждый из них, хотя, рассуждая, и оправдывал деятельность другого, в душе презирал ее. Каждому казалось, что та жизнь, которую он сам ведет, есть одна настоящая жизнь, а которую ведет приятель — есть только призрак. Облонский не мог удержать легкой насмешливой улыбки при виде Левина. Уж который раз он видел его приезжавшим в Москву из деревни, где он что-то делал, но что именно, того Степан Аркадьич никогда не мог понять хорошенько, да и не интересовался. Левин приезжал в Москву всегда взволнованный, торопливый, немножко стесненный и раздраженный этою стесненностью и большею частью с совершенно новым, неожиданным взглядом на вещи. Степан Аркадьич смеялся над этим и любил это. Точно так же и Левин в душе презирал и городской образ жизни своего приятеля и его службу, которую считал пустяками, и смеялся над этим. Но разница была в том, что Облонский, делая, что все делают, смеялся самоуверенно и добродушно, а Левин не самоуверенно и иногда сердито.

 

  1. Свобода писателя

Каждая новая книга Льва Толстого была открытием для читателя. Но не меньшим открытием она была и для самого писателя. Он писал потом: «Содержание того, что я писал было для меня так же ново, как и тем, которые читают».

По сути, это художественное исследование жизни.

Где-то я читал, что однажды Толстого упрекнули в таком печальном конце Анны. На что граф ответил просто: «Если вы думаете, что я выбираю судьбу героев, то вы заблуждаетесь. У них есть свои характеры, своя природа и, порой, для меня самого было удивительным то, что в итоге предпринимали мои герои».

анна каренина сюжет

Первое сообщение о работе над романом «Анна Каренина» в письме Л. Н. Толстого к Н. Н. Страхову от 25 марта 1873 г.

 

  1. Умение точно изобразить не просто общую мысль, но тончайшие оттенки чувств

Умение подобрать несколько деталей и так изобразить реальность, чтобы её увидел каждый читающий — это несомненный талант Толстого.

Достоевский говорил о нем: «Я вывел неотразимое заключение, что писатель, художественный, кроме поэмы, должен знать до мельчайшей точности (исторической и текущей) изображаемую действительность. У нас, по-моему, один только блистает этим — граф Лев Толстой»

 

Сцена, в которой Анна рассказывает о своей беременности.

(Часть 2, глава 22)

Ребенок этот с своим наивным взглядом на жизнь был компас, который показывал им степень их отклонения от того, что они знали, но не хотели знать.

На этот раз Сережи не было дома, она была совершенно одна и сидела на террасе, ожидая возвращения сына, ушедшего гулять и застигнутого дождем. Она послала человека и девушку искать его и сидела ожидая. Одетая в белое с широким шитьем платье, она сидела в углу террасы за цветами и не слыхала его. Склонив свою чернокурчавую голову, она прижала лоб к холодной лейке, стоявшей на перилах, и обеими своими прекрасными руками, со столь знакомыми ему кольцами, придерживала лейку. Красота всей ее фигуры, головы, шеи, рук каждый раз, как неожиданностью, поражала Вронского. Он остановился, с восхищением глядя на нее. Но только что он хотел ступить шаг, чтобы приблизиться к ней, она уже почувствовала его приближение, оттолкнула лейку и повернула к нему свое разгоряченное лицо.

— Что с вами? Вы нездоровы? — сказал он по-французски, подходя к ней. Он хотел подбежать к ней; но, вспомнив, что могли быть посторонние, оглянулся на балконную дверь и покраснел, как он всякий раз краснел, чувствуя, что должен бояться и оглядываться.

— Нет, я здорова, — сказала она, вставая и крепко пожимая его протянутую руку. — Я не ждала… тебя.

— Боже мой! какие холодные руки! — сказал он.

— Ты испугал меня, — сказала она. — Я одна и жду Сережу, он пошел гулять; они отсюда придут.

Но, несмотря на то, что она старалась быть спокойна, губы ее тряслись.

— Простите меня, что я приехал, но я не мог провести дня, не видав вас, — продолжал он по-французски, как он всегда говорил, избегая невозможно-холодного между ними вы и опасного ты по-русски.

— За что ж простить? Я так рада!

— Но вы нездоровы или огорчены, — продолжал он, не выпуская ее руки и нагибаясь над нею. — О чем вы думали?

— Все об одном, — сказала она с улыбкой.

Она говорила правду. Когда бы, в какую минуту ни спросили бы ее, о чем она думала, она без ошибки могла ответить: об одном, о своем счастье и о своем несчастье. Она думала теперь именно, когда он застал ее, вот о чем: она думала, почему для других, для Бетси например (она знала ее скрытую для света связь с Тушкевичем), все это было легко, а для нее так мучительно? Нынче эта мысль, по некоторым соображениям, особенно мучала ее. Она спросила его о скачках. Он отвечал ей и, видя, что она взволнована, стараясь развлечь ее, стал рассказывать ей самым простым тоном подробности приготовления к скачкам.

«Да, я не прощу ему, если он не поймет всего значения этого. Лучше не говорить, зачем испытывать?» — думала она, все так же глядя на него и чувствуя, что рука ее с листком все больше и больше трясется.

— Ради бога!— повторил он, взяв ее руку.

— Сказать?

— Да, да, да…

— Я беременна, — сказала она тихо и медленно.

Листок в ее руке задрожал еще сильнее, но она не спускала с него глаз, чтобы видеть, как он примет это. Он побледнел, хотел что-то сказать, но остановился, выпустил ее руку и опустил голову. «Да, он понял все значение этого события», — подумала она и благодарно пожала ему руку.

 

Встреча с сыном Серёжей

(Часть 5, глава 29)

Анна никак не ожидала, чтобы та, совершенно не изменившаяся, обстановка передней того дома, где она жила девять лет, так сильно подействовала на нее. Одно за другим, воспоминания, радостные и мучительные, поднялись в ее душе, и она на мгновенье забыла, зачем она здесь.

— Подождать изволите? — сказал Капитоныч, снимая с нее шубку.

Сняв шубку, Капитоныч заглянул ей в лицо, узнал ее и молча низко поклонился ей.

— Пожалуйте, ваше превосходительство, — сказал он ей.

Она хотела что-то сказать, но голос отказался произнести какие-нибудь звуки; с виноватою мольбой взглянув на старика, она быстрыми легкими шагами пошла на лестницу. Перегнувшись весь вперед и цепляясь калошами о ступени, Капитоныч бежал за ней, стараясь перегнать ее.

— Учитель там, может, раздет. Я доложу.

Анна продолжала идти по знакомой лестнице, не понимая того, что говорил старик.

— Сюда, налево пожалуйте. Извините, что нечисто. Они теперь в прежней диванной, — отпыхиваясь, говорил швейцар. — Позвольте, повремените, ваше превосходительство, я загляну, — говорил он и, обогнав ее, приотворил высокую дверь и скрылся за нею. Анна остановилась, ожидая. — Только проснулись, — сказал швейцар, опять выходя из двери.

И в ту минуту, как швейцар говорил это, Анна услыхала звук детского зеванья. По одному голосу этого зеванья она узнала сына и как живого увидала его пред собою.

— Пусти, пусти, поди! — заговорила она и вошла в высокую дверь. Направо от двери стояла кровать, и на кровати сидел, поднявшись, мальчик в одной расстегнуой рубашечке и, перегнувшись тельцем, потягиваясь, доканчивал зевок. В ту минуту, как губы его сходились вместе, они сложились в блаженно-сонную улыбку, и с этою улыбкой он опять медленно и сладко повалился назад.

— Сережа! — прошептала она, неслышно подходя к нему.

Во время разлуки с ним и при том приливе любви, который она испытывала все это последнее время, она воображала его четырехлетним мальчиком, каким она больше всего любила его. Теперь он был даже не таким, как она оставила его; он еще дальше стал от четырехлетнего, еще вырос и похудел. Что это! Как худо его лицо, как коротки его волосы! Как длинны руки! Как изменился он с тех пор, как она оставила его! Но это был он, с его формой головы, его губами, его мягкою шейкой и широкими плечиками.

— Сережа!— повторила она над самым ухом ребенка.

Он поднялся опять на локоть, поводил спутанною головой на обе стороны, как бы отыскивая что-то, и открыл глаза. Тихо и вопросительно он поглядел несколько секунд на неподвижно стоявшую пред ним мать, потом вдруг блаженно улыбнулся и, опять закрыв слипающиеся глаза, повалился, но не назад, а к ней, к ее рукам.

— Сережа! Мальчик мой милый!— проговорила она, задыхаясь и обнимая руками его пухлое тело.

— Мама! — проговорил он, двигаясь под ее руками, чтобы разными местами тела касаться ее рук.

Сонно улыбаясь, все с закрытыми глазами, он перехватился пухлыми ручонками от спинки кровати за ее плечи, привалился к ней, обдавая ее тем милым сонным запахом и теплотой, которые бывают только у детей, и стал тереться лицом об ее шею и плечи.

— Я знал, — открывая глаза, сказал он. — Нынче мое рожденье. Я знал, что ты придешь. Я встану сейчас.

 

  1. Начало романа

Пожалуй, нет более затертого и известного начала романа, чем у Толстого в «Анне Карениной»

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Все смешалось в доме Облонских»

Когда-то я изучал очень детально творчество Ремарка. Одной из его фишек было то, что в каждой его книге начало — очень показательное. Оно задает тон, оно задает персонажей. Например в «Триумфальной Арке» Эрих Мария в первом предложении вводит двух главных героев. И как мастерски он это делает

Женщина шла наискосок через мост прямо на Равика. Она шла быстро, но каким-то нетвердым шагом. Равик заметил ее лишь тогда, когда она оказалась почти рядом. Он увидел бледное лицо с высокими скулами и широко поставленными глазами. Это лицо оцепенело и походило на маску, в тусклом свете фонаря оно казалось безжизненным, а в глазах застыло выражение такой стеклянной пустоты, что Равик невольно насторожился.

 

Начало «Все счастливые семьи» стало не просто хрестоматийным, вы можете услышать его в разговоре или на улице. Вот это попадание в точку.

лев толстой анна каренина

Граф Лев Толстой с женой — именно со своих отношений в семье он списал отношения Левина и Кити

 

Вывод. Почему «Анна Каренина» — must read для каждого пишущего?

Если вы хотите хорошо писать — вам обязательно нужно прочитать «Анну Каренину». Глубина, проработка деталей и героев, количество часов и времени, вложенных в книгу ощущаются на каждой странице.  Но это нельзя передать. Это можно только прочитать.

Вы не пожалеете.

«Анна Каренина» — глубокий и сильный роман. И именно потому я ставлю её на свою виртальную полку классики. Она достойна этого.

Читайте сильные книги!
Пишите сильно!

Текст подготовил Владимир Багненко

лев толстой анна каренина

Лев Толстой за работой

Другие полезные тексты о книгах, чтении или писателях:

  1. 4 причины прочесть «Три товарища» Ремарка и одна причина не читать.
  2. «Фантастическая ночь» Стефана Цвейга
  3. «Литературный мастер-класс» Юрген Вольф
  4. Стивен Крейн Человек, изменивший американскую литературу 20-го века
  5. Как читать художественную литературу и всегда иметь на нее время?
  6. Заглавная статья. Лучшая мировая классическая литература: быть или не быть?
  7. «Мертвые души» Н.В. Гоголя — лучшая сатирическая поэма, которую я читал
  8. «Анна Каренина» — похоже, лучший романа Льва Толстого, из которого можно учиться многому
  9. «Великий Гэтсби Ф.С.Фицджеральда» — сравнение фильма и книги.
  10. Воспитание слога. Переписка Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, которая вдохновляет писать лучше.
  11. «Ночь нежна» Фрэнсиса Скотта Фицджеральда — последний взмах крыльев «королевской бабочки американской литературы»
  12. «Дети Арбата» Анатолия Рыбакова
  13. Оноре де Бальзак. Правила жизни + один день из жизни писателя.

20. марта 2015 by Admin
Categories: Лучшая мировая классическая литература | 1 комментарий

  • Kristina Marinicheva

    Очень интересно, что ты так много знаешь про писателей. Фотографии личной жизни очень классно дополняют текст, особенно понравилась фотография письма, где виден подчерк Толстого.
    Единственное, это не совсем по тексту статьи, мне не нравится когда живут по Толстому, да что-то может быть близко моей личности, но мне кажется людям не стоит принимать решения касательно своей жизни, основываясь на том «как писал мудрый писатель», ты понимаешь о чем я?

Минутку...

Получайте материалы, которые сделают ваши тексты сильнее.

Если вы хотите получать свежие и бесплатные материалы о текстах, маркетинге и копирайтинге оставьте свой электронный адрес. P.S. Я ценю вашу конфиденциальность и никому вашу почту не передам.
Loading...
Подписывайся и получай полезные материалы на почту
Никакого спама